eglenn: (Default)
[personal profile] eglenn
Социалка-всерьез, напоминаю. Ох и здоровые же у нас тексты получаются, когда их переписываешь... Наиграли мы на сей момент уже гораздо больше, конечно.
Ловля стилистических и логических багов приветствуется, спорить и возражать тоже - ради бога, только чтобы обоснованно.
Фанатов "чистоты крови" и ненавистников скрещения ежей с ужами - я предупредила, кто не любит таких экспериментов - лучше не читать.






… Даже чуткий слух Тремейна не мог уловить в речах землян смятения или страха – так что оставалось только догадываться, как экипаж "Пламени" воспринял ситуацию. Но избежать шока вовсе?... Невозможно. Всего скорее, и страх, и смятение - были. Люди - не бесчувственные дроиды, чтобы оставаться безразличными даже в такой ситуации...
Посланный Тремейном дроид-секретарь вскоре вернулся, вернее, сама Фай вышла из корабля вместе с ним, и теперь стояла, ожидая хозяина «Дознавателя». Тремейн застал ее, когда она вполголоса расспрашивала дроида об устройстве ангара, где сейчас стоял земной корабль, и о технологии притягивающих лучей.
В сравнении с большинством обитательниц знакомых Тремейну миров внешность Фай Родис была необычной, и дело было не в экзотике «одежды» - хотя трудно было даже сказать, можно ли считать одеждой эту черно-металлическую пленку. Фигура ее казалась крепкой и гибкой. Откровенно сильное, но вместе с тем изящное тело – редкое сочетание: у «планетниц» разве что профессиональные гимнастки могли похвастаться подобным.
И было впечатление при взгляде на «скафандр», что разрабатывал его весьма талантливый дизайнер (но есть ли у землян подобные профессии вообще, или чувство красоты вошло в плоть и кровь каждого – по привезенной книге Тремейн угадать не мог). Черный металл, хромово-серебристые детали «отделки» (или то была не отделка, а элементы защитных систем?), подобие высоких сапог и перчаток с широкими браслетами, пояс – все это подчеркивало рельефы фигуры, придавая облаченной в скафандр женщине эффектность, воистину опасную для не владеющих собою особей мужского пола (Инквизитор вспомнил эпизод из книги, где ревнивая Ян-Ях страдала из-за «обнаженности» Родис – что ж, немудрено). В подобии воротника явно скрывались устройства, дающие возможность активировать полный защитный режим, но как все это выглядело в «боевой трансформации» - угадать было сложно. Однако темные, чуть вьющиеся волосы Фай стали короче, может быть, именно ради удобства.
Да, хорошо иметь такую внешность. К чему – арсенал косметических средств, столь милых для сердца «планетниц»? И без того - идеально ровная кожа, глубокие глаза с густыми ресницами, идеальный рисунок крылатых бровей, яркие четкие губы?.. Внешность, более достойная фотомодели или актрисы, не звездолетчика… На Амои и в Федерации производители косметики убили бы друг друга , лишь бы предложить любой из этих звездолетчиц быть лицом их фирмы.
Если, конечно, абстрагироваться от другого. Очень уж серьезные лица у этих красавиц, глубокие взгляды, почти что суровость. Резкий контраст с внешней яркостью. Более резкий, чем даже у Ав.
- Он не знает, - улыбнулся Тремейн, подходя. - Он всё же секретарь, а не военный или инженерный дроид.
- Не удивлюсь, если целый ряд сведений окажется секретом, не подлежащим разглашению, - ответила Родис, поворачиваясь к Тремейну. - Впрочем, мы и так узнали больше, чем способны сейчас осмыслить.
- А вы готовы поделиться принципами работы своих силовых полей? - дружелюбно, но с иронией поинтересовался Инквизитор. - Особенно теперь, когда вы читали книгу, и знаете, к чему это привело на Тормансе?
- Технология может быть опасна, если окажется в злых руках - для того, чтобы это понимать, не нужно читать повесть о самих себе, - с легкой улыбкой ответила Фай. - Но если я не ошибаюсь в оценке - общаясь с нами, вы нарушаете правила вашей же... Империи. Разве ваш верховный владыка, несомненно, одержимый стремлением к единовластию, позволяет скрывать от него столь необычные явления, как наш контакт?
- Велика вероятность, что он это уже знает, - развёл руками Тремейн. - Способности Императора к предвидению велики. Если же нет...
Он заговорщически подмигнул "владычице землян" живым глазом.
- По инструкции для кораблей, работающих на вражеской территории, мы не можем включать гиперпередатчики - слишком велика вероятность, что Абх их запеленгуют. А курьеры с Бисса, столичной планеты, прибывают крайне редко...
- Странное положение. У вас ведь нет преданности этому человеку; вы, кажется, не испытываете к нему ни приязни, ни уважения. Вы наверняка клялись ему в верности - и при этом готовы пойти на обман. И, тем не менее - вы продолжаете служить ему, вместо того, чтобы найти иное поприще...
- Императоры приходят и уходят, - пожал плечами Тремейн, - а Империя остаётся. Да, Палпатин не самый лучший из возможных лидеров - но поверьте, далеко не худший тоже. Он способен удержать сотни тысяч систем под единой волей - это уже достаточно, чтобы искупить большинство его личных недостатков. Но это не значит, что я должен заглядывать ему в глаза и восхищаться любым бредом, который придёт в его исковерканный ум. Да ему и самому такие подчинённые вряд ли нужны - таких слишком много на любой планете.
- Насколько я успела понять, о каком-либо удерживании единой волей речи в действительности не идет. Да и как было бы возможно, чтобы один человек подлинно управлял таким громадным числом разнородных миров? Это похоже на старую шутку о сороконожке, которая разучилась ходить, пытаясь приказывать каждой из ног. Другое дело, что военная сила заставляет признавать главенство того, кто ею обладает, и исполнять его прихоти. Нечто подобное, кажется, наблюдается и у ваших соседей - тех самых "абх". Но эти и не пытаются скрывать своей несостоятельности в делах планет.
- А вы думаете, заставить их признать главенство так просто? – усмехнулся Инквизитор. - Хотя бы просто регулярно собирать налоги, не говоря уж о том, чтобы убедить как-то участвовать в общих делах... Кстати, может быть, прогуляемся по кораблю?
- Что же сложного в таком убеждении, если убеждающий имеет огромный разрушительный флот, которому нечего противопоставить? К тому же, кажется, он использует так называемых "клонов" - людей, выращенных в полном подчинении и не представляющих иной жизни... Да, Тремейн, прогуляться по вашему кораблю было бы интересно. Одна лишь просьба - не утаивать от меня ничего во время этой прогулки.
- Постараюсь. Пойдёмте, - Инквизитор направился к турболифту, любезно пропустив женщину вперёд. – Так вот, Родис, не обижайтесь, но ваши представления об управлении межзвёздной державой в высшей степени наивны. Для того, чтобы запугивать всех огромным флотом, его нужно сперва выстроить. Чтобы построить его, надо иметь деньги. Как минимум. На самом деле нужно ещё очень много всего. А где вы возьмёте деньги, если подчинённые миры отказываются платить вам налоги? Заколдованный круг...
- Разве основы этого флота были созданы еще не в прежние времена, когда те же миры объединялись так называемой Республикой?
- Совершенно верно. Я вижу, вы уже успели изучить нашу историю...
"Как и я вашу, перечитав книгу. Ну и воображение у этого вашего Ефремова..."
- И созданы эти основы были только благодаря Палпатину - его умению объединять и вдохновлять людей. Старая Республика веками не могла породить ничего даже близкого - хотя Торговая Федерация была далеко не первой и вовсе не самой страшной угрозой её государственности.
- Зачем вообще пытаться объединять что-либо силой? Неужели агрессия - столь коренное свойство всех обитателей этой вселенной, что в отсутствии страха перед подавляющей мощью они могут лишь враждовать между собою?
- Ну почему же... Есть много милых дружелюбных миров, обитатели которых никому не желают зла - лежат на травке и считают звёзды. Одна беда - они остаются такими ровно до того момента, когда менее дружелюбному соседу приходит в голову посмотреть, что у них плохо лежит...
- И страх перед надсмотрщиком - единственный способ образумить "дружелюбных соседей"? - иронически спросила Фай.
- Другого пока не придумано, - развёл руками Инквизитор.
- В книге, которую вы принесли, упоминаются слова тормансианского властителя. "Какие орудия, какие путы железного страха держат народы Земли в этой дисциплине?" Он тоже был убежден, что люди понимают лишь язык кнута, и не хотел видеть ничего, что противоречит этому взгляду. Боюсь, в вашей Вселенной первичным фактором была легкость и доступность межзвездных путешествий - технология опередила совершенствование души. Зачем нужны звезды, если они не дадут душе ни полета, ни вдохновения, ни радости познания, если бесконечное разнообразие путей сведется к продолжению земных несовершенств?
- Полное совершенство - это совершенство застывшего кристалла. Оно означает смерть, потому что двигаться далее некуда.
- Совершенно ли небо, вечное и каждую минуту - иное?.. - мечтательно улыбнулась Фай. - Однако прошу прощения: этот философский спор, вероятно, помешает нашей экскурсии, а я действительно хочу увидеть как можно больше. Это не только профессиональный интерес, но и простое человеческое любопытство.
Тремейн кивнул и остановил лифт. Они вышли в большую прозрачную галерею, идущую вдоль края орудийной палубы. Над головами нависали стволы орудий, где-то там суетились расчёты - но в самой галерее ничто не нарушало тишины. Этим бортом крейсер был повёрнут к пылевому облаку, окружающему ядро, так что за бортом царил кромешный мрак - лишь в паре мест прорываемый сиянием звёзд.
- Оружие, - с осуждением сказала Фай. - Мы это поняли почти с самого начала. Я впервые подумала, что наши анамезонные двигатели тоже могут быть смертоносным оружием... От этого - жутко.
- Практически всё, что может разогнать корабль до околосветовых скоростей, может и стерилизовать небольшую планету, - кивнул Тремейн. - Высвободить энергию так, чтобы она убивала и разрушала - самое простое.
- Мы узнали, что такие корабли сожгли атмосферу целой планеты и уничтожили всех ее жителей. Самым поразительным было, что нашлись исполнители для такого приказа. Вероятно, экипажи были из тех самых "клонов" - кажется, их используют везде в делах, требущих безоговорочного подчинения...
Тремейн чуть поморщился.
- Сколько лет прошло, а нам всё ещё это припоминают. Честно говоря, не думаю, что там были клоны.
- Тем более. Довести людей до такой бездумности...
- Вынужден с вами согласиться. "База Дельта Ноль" в большинстве случаев - вредное и глупое решение.
- Это ваше название такой... стратегии уничтожения?
- Это код приказа, означающего выжигание всей поверхности планеты.
- И всё-таки вы служите Императору! С вашей волей и умом вы все же подчиняетесь ему, и даже приняли исповедуемый им культ ненависти!
Тремейн мягко повёл рукой, и стоявшая позади Родис девятиножка взмыла в воздух, перевернувшись вверх ногами.
- Этот "культ ненависти", как вы его обозвали, может быть весьма полезен, если его грамотно использовать.
- Не ненавистью вы это делаете, - Родис вздохнула, проследив за поднявшимся в воздух аппаратом. - Думаю, темные чувства лишь мешают вам полностью раскрыть природный дар. Осторожнее с роботом, прошу вас...
Инквизитор кивнул, и СДФ, снова перевернувшись, плавно опустился на палубу. Девятиножка зажгла тревожные огни, сообщая, что подверглась нападению, но не может определить, откуда именно. Тремейн улыбнулся.
- Ненависть раскрывает новые горизонты... Она - оружие, позволяющее слабым стать вровень с сильными.
- Слабым? - удивилась Фай. - Но что именно вы считаете слабостью?
- У каждого своя слабость. У вас - ваша гуманистическая концепция, у меня - это, - Тремейн поднял кибернетический протез, служивший ему рукой. - Впрочем, Тёмная Сторона сильна не одной только ненавистью. Есть много ключей к тем замкам, что у нас внутри...
- В чем сила для существа разумного? Неужели для нас сила - то же, что для питекантропа или животного? Не все ли равно - победить врага в физическом бою при помощи голых рук, или оружия, или обрушив на него что-то тяжелое, или использовав что угодно из любого арсенала средств подавления? Не то же самое ли это, что борьба двух самцов за территории? Неужели нас должны направлять те же инстинкты доминирования, что направляют павианов? Сила и слабость разумных существ - не в мышцах и не в оружии; она - в силе духе и воле, первичных даже для таких, как ваш Палпатин... хотя его воля и дух направлены лишь на удовлетворение собственной жажды власти. А вы всерьез считаете слабостью ваши протезы, и не видите, что слабость ваша - не в них, а в страхе найти свой собственный путь. Вам никогда не приходило в голову, что вовсе не обязательно становиться адептом одной из двух здешних крайностей - я имею в виду ситхов и так называемых джедаев?
- Почему же... Есть множество промежуточных направлений. В две линии могущество Силы укладывают как раз джедаи. Я много лет изучал все возможные ереси - разнообразие огромно.
- Ереси... Вы просто используете старый термин, или и ситхи, и джедаи считают свои взгляды единственно верными и исчерпывающими, а все остальное - подлежащим искоренению?
- Я использую первоначальный смысл. "Ересь" значит "выбор", "направление", "мнение". Ветвь учения, не совпадающая с магистральным направлением. Уже потом церковь навесила на это слово дополнительный смысл "подлежащий искоренению". Как с ересями обходиться - это уже другой вопрос, к познанию не относящийся.
- Что ж, я поняла. Думаю, не столь важно, какой именно школы вы станете придерживаться. Главное - понимать цель собственных действий, и взаимосвязь цели и допустимых методов ее воплощения.
- Как цели, так и средства варьируются в очень широком диапазоне. Иногда я думаю, что Великой Силе нравится над нами издеваться, подсовывая разные ответы и сталкивая друг с другом...
- Бывает так, что человек начинает пользоваться недозволенными средствами, и тогда он предает изначально поставленную цель.
- Недозволенными, простите, кем? - чуть насмешливо посмотрел на неё Инквизитор.
- Сказать просто - совестью, - искренне улыбнулась Фай. - В старину часто бывало, что бунтовщики провозглашали идеалы свободы, равенства и братства - из лучших побуждений. Пытаясь осуществить идеалы, они прибегали к репрессиям и казням всех, кого считали врагами. Они заливали кровью свои страны, а, уничтожив мнимых или подлинных врагов, начинали искать врагов в собственном стане; убивали друг друга - все во имя свободы и братства! - и когда их пожирающая себя изнутри власть слабела, приходили прежние владыки, и все катилось своим чередом...
- Мой опыт работы - уж простите, что я на него постоянно ссылаюсь, другого нет - показывает, что совесть - ужасно пластичная вещь.
- Мне кажется, что так природа заложила в нас своеобразный компас, позволяющий находить верные пути в бушующем море человеческих страстей... Послушайте, - Фай вдруг замерла, приложив ладонь к щеке. - А сейчас на вашем корабле есть кто-нибудь из... тех, кого вы называли "подследственными"?
- Кроме вас тринадцати - никого. Остальные мои подследственные - там, - Тремейн указал в ту сторону, где, скрытое сейчас корпусом корабля, сияло крошечное солнце Амои.
- Те - не в вашей власти... подозреваю, что если вам не повезет, вы и сами можете оказаться их... скажем так - вынужденным гостем.
- Разумеется. Но для изучения совсем не обязательно, чтобы подследственный был целиком во власти следователя. Это просто немного облегчает работу, но докопаться до истины можно разными способами. Вы, в конце концов, тоже не совсем в моей власти.
- Этого я и не имела в виду... Мы, вероятно, кажемся вам очень странными. Но наше положение таково, что в любом случае мы вынуждены были бы пойти на близкий контакт с абх, и кто знает, чем это могло бы закончиться. Конечно, нам досадно, что столь интересные существа враждуют между собой, тогда как могли бы быть друзьями...
- Мне тоже досадно, - вздохнул Тремейн. - Объединив силы, мы могли бы многого добиться. Для этого я и крейсирую здесь - ищу способ сделать их друзьями.
- Вы говорите серьезно? - удивленно подняла брови Фай.
- Безусловно. В этом и состоит моя работа - искать способы сделать подследственных - союзниками. Это куда рациональнее, да и просто приятнее, чем уничтожать.
- Союзниками Палпатина сделать абх не удастся, и это понятно. Он напал на их родину и погубил миллионы жизней...
- На них и прежде нападали. Бывало, что враги прорывались к самому Лакфакару. Абх относятся к этому спокойнее, чем люди - они раса воинов и всегда знали, чем рискуют. Причина их непрекращающегося сопротивления в другом.
- В чем же?
- Они не готовы уступить первенство. Монополия на звёзды - по большому счёту, всё, что у них есть. Отказаться от этой идеи, допустить, что космос может принадлежать не им одним - значит выбить у себя почву из-под ног.
- С вами лично, возможно, они и могли бы сойтись, и кто знает ? - может, это помогло бы найти основания для сотрудничества... Не ваших государств, а народов, людей, их составляющих. Ведь все жители ваших планет - не равны Палпатину.
- О да, они могли бы сойтись... на расстояние пуска ПВ-мины, - невесело улыбнулся Инквизитор. - Нет... пока они не готовы сотрудничать ни со мной, ни с кем-либо ещё из первых лиц Империи. С рядовыми гражданами - возможно, но на своих условиях. Но я обязательно найду к ним ключ.
Он вздохнул.
- Джедай побери, какая всё же жалость, что я упустил вашу предшественницу... Возможно, она и была тем недостающим звеном...
- Наша предшественница? Кто это?
- Тоже межзвёздная путешественница. Я пока не разобрался, литерат она или нет. Ваше появление стало как бы "эхом" её визита, отражением в Силе... Сейчас она на Амои. Я послал туда агентов, но либо она сама хорошо умеет прятаться, либо абх значительно преуспели в конспирации - не удалось найти даже следов.
- "Литерат", - улыбнулась Фай, - я поняла. У вас нет догадок, не может ли это явление быть инициировано искусственно?
- Может. На Амои уже больше века экспериментируют с этим. Вот и доигрались...
- Неужели?! Может быть, вам известны и какие-нибудь подробности?
- Они сами не знают, что работают с коллективным психополем - у них нет чувствительных к Силе, и никто из их учёных не бывал на Земле. Они считают, что извлекают существ из параллельных миров. Около столетия назад, как раз перед вторжением абх - вытащили свой первый образец, как-то умудрились его потерять, потом снова нашли, но не узнали, приняли за пета...
Живая часть лица киборга сморщилась.
- Да, вы же не знаете, кто такие петы. Это генетически модифицированные люди, до недавнего времени не имевшие человеческих прав. Производились исключительно на Амои. Для красоты, для развлечения, для сексуального использования... впрочем, эти три вещи друг друга не исключали.
- Еще одна подробность, от которой все переворачивается внутри... Что же , сейчас их положение изменилось?
- Да, сейчас они получили все права человека.
- И эти права действительно соблюдаются?
- Когда как. У вассалов абх - несомненно, попробовал бы их кто тронуть. У прочих... как повезёт. Беда в том, что интеллект многих моделей петов слишком низок, чтобы они могли пройти экзамен на гражданство.
- Интеллект - не статичное, а пластичное качество, но если не дать ребенку соответствующего воспитания, его способности действительно могут остаться неразвитыми, - кивнула Фай. - И, знаете, если бы у меня была возможность устроить встречу на ничейной территории, чтобы побеседовать, я пригласила бы тех из Абх, кто мог бы отозваться на такое предложение.
- Интересная идея, - задумчиво пробормотал Инквизитор. - Только как найти тех, кто отзовётся, не привлекая их службу безопасности?
- Не знаю, - Фай только развела руками. - А условие не привлекать внимание этой службы - непременно? Всегда ли такой разговор считается преступлением? Кроме того... Вы - враги им, но мы - отнюдь нет. Правда, должно быть, они скованы подозрительностью и недоверием...
- Как и почти все в Ядре, - кивнул Тремейн. - Извините, Фай, но если они не поверят мне, то уж вам тем более. Я их враг, но по крайней мере, враг давно известный. А вы - неизвестно кто, неизвестно откуда. Практически гарантировано вас посчитают обманкой Палпатина.
- Но не слишком ли глупо для него было бы засылать очевидные обманки?
- Его полагают способным на всякое... в том числе и на глупости. Впрочем, это подождёт. Скажите, вы ведь наверняка уже провели там, у себя, совещание?
- Это можно назвать и так, - кивнула Фай.
- И какое решение было принято?
- Лучше всего будет показать вам запись этого разговора.
Перед Тремейном в воздухе развернулся знакомый уже объемный экран...



- …Нужно отдавать себе отчет, что они могут вовсе не выпустить нас, - негромко говорила Фай, впервые высказав вслух то, что было у всех на уме. - А если выпустят – что дальше? Мы можем попытаться войти в нуль-пространство снова – без всяких гарантий, что попадем в собственный мир. Но, главное, уйдя – мы лишимся возможности наблюдать столь удивительное общество. Перед нами огромный звездный конгломерат, в котором царит воплощенное безумие. Даже если представить, что Тремейн прав - разве менее реален этот мир из-за предположения, что на его становление повлияла чья-то фантазия? Разве его обитатели наделены чувствами в меньшей степени? Разве ниже потенциал их разума и духа, если они еще на заре времен сумели создать столь мощную технику? И тем не менее, мы ответственны перед Землей за попытку помочь Тормансу. Бежать или остаться - сложный выбор...
- Однако посмотрите, - вмешалась Эвиза, – здесь с давних времен , когда было создано всё, что имеется сейчас, почти нет серьезных усовершенствований в технических областях, и, кажется, в области культуры тоже. Технологии повторяют сами себя. То же самое происходит и со второй цивилизацией – «абх». Третья цивилизация, кажется, моложе и развивается интенсивнее… Что всё это может означать?
- Например - что людям двух сверхсистем однажды стало неинтересно рваться вверх, творить и искать, познавать и терпеть неудачи на этом пути. Что к этому потерян вкус, - ответил Вир Норин.
- Неужели это действительно так? Даже на древней Земле с ее деспотическими государствами появлялись гении духа и знания, пробивающиеся сквозь все тяготы жизни. Если бы здесь было иначе, то не появлялись бы, наверное, в самой Империи противники Палпатина, пресловутые повстанцы, некогда успешно сражавшиеся с ним…
- Мы не знаем о том, как устроена жизнь в этих мирах. Мы перехватили передачи с ближней планеты, Амои, и знаем, что там стагнации нет; однако совсем недавно планета была под властью внешней олигархии, и интеллектуальную элиту они производили искусственно, намеренно создавая людей с высоким интеллектом, обусловленным генетически. Именно им принадлежали все новые разработки. Остальное население было почти исключено из интеллектуального процесса , а творческих процессов не существовало вовсе, исключая самые примитивные виды общественных развлечений…
- В чем причина стагнации – вот настоящая загадка, - заключила Фай.
- Загадочные создатели влияют извне, заставляя мир оставаться в рамках шаблона?.. – легко усмехнувшись, предположила Эвиза.
- Не может быть, - возразила Фай. - Они – не куклы, как и мы сами. И даже если допустить столь фантастичную гипотезу – почему именно темные излучения должны иметь формирующую силу? Почему наш мир, мир Великого Кольца, не может воздействовать на этот, передавая ему наши чувства? К тому же, опыт показывает, что прямолинейное представление о сложных процессах редко бывает верным. Если это явление и реально, оно должно быть широким и многогранным по своему характеру. Не следует забывать и о том, что у нас нет эмпирических сведений о подобных процессах, и мы рискуем скатиться в пустое фантазирование, если примем гипотезу Тремейна как незыблемую истину. А главное - я могу поверить во взаимовлияние… но никогда не поверю в такую безнадежную зависимость духа! Ведь это же низводит людей на уровень марионеток, пляшущих в чужих руках без всякой надежды освободиться!
- Но если мы попытаемся исследовать все происходящее, мы можем погибнуть здесь, и тогда не поможем и Тормансу. А у нас теперь есть неоценимая подмога – эта книга, которая поможет нам избежать ошибок и сразу выйти на правильный путь…
- И, возможно, совершить новые…
- Но, может быть, уже не такие грубые, не столь фатальные. Никому не хочется погибнуть. К тому же, есть надежда, что время здесь и в нашей Вселенной идет по разному, и мы не бросим Торманс на произвол судьбы.
- Мы пока даже не знаем, как вернуться наверняка. Но знает ли это здесь хоть кто-нибудь? Случайно ли наше появление? Не является ли оно следствием каких-то процессов, инициированных здесь? А что, если кто-то пытался таким образом позвать на помощь?.. найти выход из тупика?…
Всеобщее молчание. Мысль показалась правдоподобной.
- Но сделать этого человека, Тремейна, своим союзником… возможно ли это вообще? Инквизитор…
- Да. Инквизитор, - повторила Фай жутковатое слово.
Из всех присутствующих лишь одна она в полной мере понимала его смысл.

Profile

eglenn: (Default)
eglenn

May 2012

S M T W T F S
  12345
6789101112
131415 16171819
20212223242526
2728293031  

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 06:41 pm
Powered by Dreamwidth Studios